Вторник, 07.04.2020, 23:18

Каталог статей
Меню
Информация для Вас
Барахолка
Ваша реклама
интервью
новости
В.Ю. ГАНЗИН
Иван ТОЛКАЧЕВ
Олег ШЕВЧЕНКО
Богдан КАРПЕНКО
Полезные файлы
новости
новости
Scale Model Clinic
Скоро
Скоро
Главная » Статьи » История

Авиация в боях под Корсунь-Шевченковским в январе-феврале 1944 г.
         

                                                                                                                                                              Вадим КОЛЕЧКИН

                                                                                   Начало операции.

  Более 55-и лет прошло со времени легендарной битвы под небольшим украинским  городком на Черкащине. Казалось бы все точки над "і” уже давно расставлены, все документы неоднократно изучены и нет в описании этого сражения ничего неизвестного, а само сражение относится к завершающему периоду  войны, детально освещенному в исторической и мемуарной литературе. Однако при  ближайшем рассмотрении вся эта полнота и детальность изложения событий вдруг  оказывается лишь иллюзией, только в общих чертах совпадающей с действительностью. Судите сами :  вот уже больше 50 лет в исторической и мемуарной (!!!) литературе среди авиационных соединений, участвовавших в Корсунь-Шевченковской  битве числится 10-й истребительный авиакорпус ПВО, не  имевший к сражению никакого отношения, и одновременно почти полностью  игнорируется участие в битве 9-го Воронежского ИАК ПВО, пилоты которого внесли  достаточно серьёзный вклад в победу под Корсунем. И это лишь одна из целой цепи  ошибок и недомолвок, сопутствующих практически любому описанию операции. Не   лишним будет напомнить и о том, что спорным остаётся результат операции. Поэтому имеет смысл вновь напомнить общий ход  легендарного сражения, дополнив описание неизвестными доныне подробностями.
В  январе  1944  г.  1-й  и  2-й  Украинские  фронты  параллельно  провели  две  наступательные операции, в ходе которых были освобождены Кировоград, Житомир и Бердичев. В результате 8-ая полевая и частично 1-ая танковая армии немцев  были охвачены с севера и юга в так называемом Мироновско-Звенигородском выступе. Уничтожить эти силы в январе советские войска не смогли. Поэтому с14 января 1-й  Украинский  фронт, а с 20 января 2-й Украинский фронт стали готовить новую  наступательную операцию с целью ликвидации немецких войск под Корсунь-Шевченковским. Но если на 2-м Украинском наступил перерыв в активных  боевых действиях, то 1-й Украинский вынужден был отбивать немецкие контратаки на винницком направлении. Часть сил фронта даже вела бои в окружении. С  26 января 2-я  воздушная армия генерал-лейтенанта С.А.Красовского вынуждена была значительную  часть сил бросить против  немецких  танков  и  пехоты. Даже  с  началом  наступления на юг массированные  вылеты  штурмовиков  и  бомбардировщиков продолжались  до  29.01, пока  наконец  немецкое  командование  не  восприняло  всерьез  ситуацию  под  Корсунь-Шевченковским. Интенсивное использование самолетов приводило к постепенному уменьшению количества боеспособных машин, но в конце января армия  была усилена 148 По-2 и Р-5 из состава 326-й НБАД и 690-го  НБАП. Последний вошел  в состав 208-й Киевской Краснознаменной НБАД. Это позволило увеличить  количество боеспособных самолетов в армии до 511. 
Пилоты 5-й Воздушной армии имели возможность отдохнуть после неудачного  наступления на Новоукраинку (15-19.01.1944). Технический состав армии накануне  нового наступления старался привести в порядок как можно больше самолетов. Кроме того, в состав армии вошел отдельный  611-й  штурмовой  авиаполк. В  результате  количество  боеспособных  машин на  25.01.1944  возросло  до  551 . Большинство  вылетов выполняли отдельные  пары истребителей и штурмовиков (до 700 самолето-вылетов) на разведку, "свободную  охоту”, прикрытие наземных войск. Впрочем, 24.01 советским истребителям  пришлось попотеть. Немецкое командование, зная  о  приготовлениях  советских  войск, решило предупредить возможные действия Красной  Армии и приказало нанести превентивные удары по местам концентрации советских войск.  24.01.1944  до  18  Ju-87 и до 30  Ju-88   атаковали  боевые  порядки  20-го  танкового корпуса. Но истребители 4-го ИАК 5-й ВА совместно с 1711-м зенитно-артиллерийским полком и 355-м полком малокалиберной зенитной артиллерии  отразили налеты немецких бомбардировщиков, помешав им бомбить танки. В ответ  истребители и бомбардировщики 5-й ВА нанесли удары по аэродромам Винницы, Умани, Калиновки. 25.01 по аэродромам Умани и Христиновки нанесли удары  штурмовики и бомбардировщики 2-й  ВА. По советским данным было уничтожено до  30  самолетов.
Недостаток боевых самолётов советское командование пыталось компенсировать  различными мероприятиями по улучшению управления войсками. С  этой целью на 2-м Украинском были проведенные специальные штабные учения, посвященные взаимодействию наземных войск и авиации. Командные пункты авиационных частей были вынесены на передний край. Так, КП 1-го ШАК был расположен рядом с КП 53-й армии, КП 292-й ШАД и 4-го ИАК --  на КП  4-й гв. армии. Усилилась идеологическая "накачка” личного состава советских ВВС – агитационно-пропагандистская  работа, прием в члены ВКП(б) и ВЛКСМ. В 930-й  НБАП и 438-й ИАП приехали «шефы» – комсомольцы Татарии и работницы  г.Иваново.
С самого начала погода внесла коррективы в планы использования авиации. Облачность была  низкой --  100-150 м , частыми были туманы, снегопады, проливные  дожди. Ударная  авиация  и  истребители  вынуждены  были  действовать  мелкими  группами -- по 4-8 самолетов максимум,-- а иногда даже одиночными экипажами.  Погода усложнила также условия базирования советской авиации. Полевые аэродромы   имели  узкие  взлётные  полосы, которые  обеспечивали  взлёт-посадку  в  2-х  направлениях  попарно, а накануне наступления вообще раскисли, использовать  их  стало  практически  невозможно, стационарных же аэродромов  с  бетонированной  взлетной  полосой  было  мало -- по  1-2  на  воздушную  армию. В распоряжении  5-й  ВА, например, был  лишь  стационарный  аэроузел  в  Кировограде, на  котором  разместили  1-й ШАК  и  7-й  ИАК. Площади  аэродромов  явно  не  хватало  для  такого  количества  самолетов, и  пришлось  базировать  по  3-4  полка  на  аэродром. Задачи армии  были очень ответственными -- поддерживать прорыв 4-й гвардейской  армии, 53-й  армии и 5-й танковой армии и содействовать наземным частям в ликвидации  окруженной группировки. 1-й БАК должен был наносить удары по немецким  резервам  в районе Златополя и Новомиргорода. Истребительные корпуса должны были бороться за  господство в воздухе, обеспечивать действия наземных войск и ударной авиации. 312-ая НБАД  должна  была  атаковать  противника  ночью. 
24.01  начал разведку боем 2-й  Украинский  фронт. К вечеру передовые батальоны прорвали первую линию обороны немцев, однако командование фронта не рискнуло бросить ночью в бой плохо обученную пехоту, призванную накануне наступления, и наутро немцы встретили атакующих сильным огнём. Командование фронта  вынуждено было сузить полосу наступления и ввести в бой 5-ю гв.ТА, не  завершив прорыва. Однако из-за ухудшения погоды 5-ая ВА 25.01 не действовала, а 26-27.01выполнила лишь 726 самолето-вылетов вместо запланированных 1400. К  счастью, первая полоса немецких позиций имела  небольшую глубину, а вторая вообще была не завершена.  До конца дня 26.01 танкисты  20-го и 29-го танковых корпусов, поддержанные мелкими группами штурмовиков 1-го  ШАК, продвинулись вперед на 18-20 км и вышли на оперативный простор.
26.01 в направления Звенигородки перешел в наступление 1-й Украинский фронт.  Прорыв немецкой обороны осуществлялся здесь еще труднее. 40-ая А и 6-ая танковая  армия смогли продвинуться вперед лишь на 2-5 км ценой потери 59-ти танков и значительного количества бойцов. Лишь 27-ая А смогла прорвать первую линию  немецкой  обороны. Только это позволило 27.02 преодолеть немецкую оборону и на главном направлении. Советские  части  продвинулись  вперед  на 10-25  км. 6-ая  ТА вырвалась в тылы немецкой группировки. 
2-ая ВА должна была поддержать 40-ю, 27-ю армии и 6-ю танковую армию 1-го  Украинского  фронта. В состав армии входили 5-й ШАК генерал-майора авиации  Н.П.Каманина, 5-й ИАК генерал-майора Д.П.Галунова, 10-й ИАК генерал-майора  М.М.Головни, отдельные 227-я и 291-я  ШАД ( командиры -- полковники  А.А.Ложечников и  Витрук  А.Н.),50-й КРАП. ИАК и ШАК 2-й  ВА имели задачи подобные частям 5-й  ВА. В ночное время в  составе армии действовали 208-ая и 326-ая НБАД ( командиры -- полковники Юзеев  Л.Н. и Федульев С.И). Воздушную разведку в интересах фронтов вели экипажи всех  родов авиации. Из-за плохой погоды разведку доверяли только наиболее опытным  экипажам. Несмотря на погодные условия и прочие осложнения разведчики  справились с боевыми задачами и данные разведки поступали непрерывно.
Немецкое командование старалось любой ценой закрыть прорыв. 27.01 3-я, 11-ая  и  14-ая танковые дивизии немцев нанесли удар с юга, а ТД СС  "Викинг”, 332-ая и 359-ая  пехотные дивизии – с  севера. 20-й  и 29-й  танковые  корпуса  были  отрезаны  от  главных  сил. Вся  операция  оказалась  под  угрозой  провала. В  этих  условиях  командование  танковых  корпусов  приняло  рискованное  решение – продолжить  продвижения  к  Звенигородке  и  Шполе.  28.01.1944  части  20-го  ТК  взяли  Звенигородку, а  на  следующий день  29-й  ТК  в  13.00  захватили  Шполу. Тем  временем  части  4-й гв.А  и  53-й А  при  поддержке  18-го  ТК  отразили  немецкие  контратаки  и  деблокировали  танкистов. 29.01 с танкистами 29-го ТК соединились  части 6-й ТА, замкнув кольцо под  Корсунь-Шевченковским. 
Непосредственное участие в преодолении критической ситуации приняли авиаторы. Уже 26.01 5-ая ВА начала осуществлять боевые вылеты. На  следующий день    воздушные  разведчики-штурмовики  капитаны  Б.В.Лопатин  и  Д.А.Нестеренко обнаружили скопление пехоты и танков в районе Новомиргород-Лебедин-Товмач-Вязовок. Командующий 2-м Украинским фронтом генерал армии И.С.Конев  отдал  приказ бросить все силы 5-й Воздушной на разгром немецкой танковой группировки. На следующий день 4 полка штурмовиков 1-го ШАК и отдельный 611-й  ШАП, все  имеющиеся силы 1-го БАК и 312-й НБАД были направлены на поддержку войск 5-й гв. танковой армии и 53-й А, действовавших против немецких  танковых  дивизий. Обеспечивать их действия должен был 7-й ИАК. 2 полка штурмовиков 292-й  авиадивизии под прикрытием истребителей 4-го ИАК должны были действовать в  интересах 4-й гв.А, отражавшей атаки окружаемой группировки. Однако в условиях  низкой облачности и ограниченной видимости организовать массированный удар по  танкам не  было  невозможно. Штурмовикам пришлось ограничиться последовательными ударами отдельных групп численностью до 8 самолётов. Если  учесть, что обычно группа в  4-8 Ил-2 за один удар обычно выводила из строя 1-3  танка, то говорить о возможном разгроме трёх немецких танковых дивизий, хотя бы и  неполного состава, было со стороны советского командования чересчур оптимистично.  Утром 28.01.1944 в воздух поднялись группы штурмовиков, ведомые всё теми  же Лопатиным и Нестеренко. Это позволило не тратить время на доразведку. На протяжении 25-ти минут советские самолеты штурмовали вражеские танки и пехоту. После исчерпания боезапаса их сменили над полем боя группы  старших лейтенантов  Г.П.Александрова и М.Одинцова. Следом немецкие войска атаковали штурмовики  младшего лейтенанта И.Джинчарадзе и лейтенанта Т.Бегельдинова. Последовательные  удары штурмовиков задержали продвижение немецких танков. Дважды  за  день  немецкие  резервы  бомбили  группы  пикировщиков, ведомые  командирами дивизий  1-го  БАК --  полковниками  Ф.И.Добышем  и  Г.В.Грибакиным. «Кобры» 7-го  ИАК   вели  напряженные  воздушные  бои  против  немецких  истребителей    52-й  эскадры  и  пикировщиков  2-й  штурмовой  эскадры. Эскадрилья  капитана  Єфимова  из  69-го  ГИАП  304-й  ИАД два  дня  уничтожила  4  немецких  бомбардировщика. Над  районом  Вязовка  такие  же  напряженные  бои  вели  пилоты  4-го  ИАК .    
Советской  авиации  в  боях  над  Украиной  противостоял  4-й  Воздушный  флот  Люфтваффе, которым  командовал  генерал-полковник  Отто  Десслох. Немецкое  командование, понимая  опасность  советского  прорыва, бросило  в бой  большинство  авиационных  подразделений, которые  находилось  на  Правобережье  севернее  Николаевского  и  Рауховского  аэроузлов. Для  этого  немцам  пришлось оставить почти без авиационной поддержки свои войска на  Никопольском  плацдарме. 
Всего для поддержки контрнаступления немецкое командование задействовало до 120  истребителей  из  состава  52-й, 51-й, 54-й  эскадр, 102-го  венгерского  дивизиона, NAGr 2, до  70  штурмовиков  FW-190  10-й  и  77-й  штурмовых  эскадр, 120-130  пикировщиков  Ju-87  SG 2  и  SG 77, 27  Hs-129  из  SG 9, до  50  двухмоторных  бомбардировщиков  53-й  эскадры, а  также  4-ю, 5-ю  и  6-ю  ночные  штурмовые  авиагруппы -- до  60  разношерстных  самолётов. Таким образом в немецкой  авиационной группировке в начальный период сражения насчитывалось около 450  боевых  самолётов. Кроме того для снабжения немецких войск были задействованы не менее  100 транспортных "юнкерсов” 1-й авиатранспортной эскадры. 3-ю, 11-ю,  14-ю  танковые дивизии поддерживали авиационные части І Авиакорпуса генерала Пауля  Дейхманна, которые базировались в основном на Первомайском аэроузле, в  Новокрасном и Калиновке. 1-ю, 16-ю, 17-ю  ТД и танковую дивизию СС "Адольф  Гитлер” проталкивали сквозь советскую оборону авиационные части VIII Авиакорпуса  Люфтваффе генерала Ганса Зайдеманна, расположенные главным образом на  Винницком и Уманском  аэроузлах. Бомбардировочные части первоначально входили в  состав IV Авиакорпуса генерала Рудольфа Мейстера, имевшего стратегическое  назначение, но ввиду тяжелого поражения немецких войск в конце 1943  г. были  переданы в оперативное подчинение авиакорпусам 4-го Воздушного флота и  перенацелены на непосредственную поддержку войск. В период  прорыва советских  войск наиболее активно действовали немецкие истребители и штурмовики. Пикировщики SG 2 атаковали советские танковые части и  передовые позиции советских войск в районах Толмача и Вязовка. FW-190 I/SG10 группами по 4-20 самолетов охотились на советских коммуникациях. На участке 2-й  ВА действовали  истребители IV/JG 51, II/JG 54, венгерского 102-го дивизиона и пилоты  SG 77. Немецкие пилоты умело использовали наземный ландшафт и низкую облачность для  маскировки, активно вели воздушные бои на малых высотах, но, как и в предыдущих  операциях, явно экономили силы и проявляли настойчивость лишь в наиболее  критические моменты сражения. 
29.01 погода несколько ухудшилась по сравнению с 26-28.01.Однако 1-й ШАК и 7-й ИАК 5-й ВА довольно активно помогали наземным войскам в развития прорыва и  отражении контратак в районах Ротмистровки, Каменоватки,Федоровки, Ковалихи, Веселовки. 29.01 было выполнено 107 самолето-вылетов, уничтожено  22  танка, 50  автомашин, 5  батарей  полевой  артиллерии, 20 повозок, сбито 5 немецких самолетов. 8 Іл-2 667-го ШАП ( ведущий – капитан  Б.В.Лопатин ) нанесли удар по танкам  противника в районе Корсунь-Шевченковского, за что  получили  благодарность  от  командующего 2-го Украинским фронтом И.С.Конєва. Группа 66-го ШАП, которую  вел капитан А.А.Девятьяров в районе села Федоровка уничтожила 2 танка, 5 автомашин, 6 повозок, подавила огонь зенитной батареи немцев. Командир эскадрильи  516-го ИАП 203-й ИАД И.Ф.Андрианов сбил в районе Лебедина Ju-87, а в районе  Шполы – еще один.
30.01 1-й  штурмовой авиакорпус выполнил 211 самолето-вылетов по немецким  войскам в районе Вязовок, Матусов, Листопад, Златополь, Сигнаевка, Новомиргород. Не менее интенсивно действовали и пилоты 2-й Воздушной армии. 26-30.01.1944 они  выполнили 1400  самолето-вылетов. Правда, 900 – в  винницком  направлении . С  помощью  авиаторов войска 1-го Украинского фронта отразили контратаки немцев в  районе села Лысянка. 5-й ШАК мелкими группами  штурмовиков осуществлял непрерывные удары по немцам, а 10-й  ИАК  прикрывал свои войска и штурмовики 5-го  ШАК. Наиболее удачен был удар  5  Ил-2  451-го  шап  264-й  ШАД  (ведущий  группы – лейтенант  Зарубин ). Штурмовики  выполнили  последовательно  6  заходов  на  цель, повредив  при  этом  до  10  танков. 
31.01 ситуация не претерпела существенных изменений. 1-й ШАК 5-й  ВА  сосредоточил свои усилия на ударах по немецким войскам в районе Златополя , Новомиргорода, Андреевки и по грунтовым дорогам на Городище. Однако остановить  немецкое наступление не удавалось. 1.02.44 начались немецкие атаки из района  Шубины Ставы на Лысянку, навстречу им пробивались окруженные войска (из под  Стеблева на Шендеровку ). Еще 50-60 танков с пехотой атаковали из района Ерок на  Звенигородку. Штурмовики  и  истребители  5-й  ВА  выполнили 219  самолето-вылетов, уничтожили  22  танка, 107  автомашин, 15  повозок, 2  батареи полевой  артиллерии немцев. В воздушных боях по советским данным было сбито 14 вражеских  самолетов. 8 Іл-2 под командованием командира эскадрильи капитана В.Т.Верёвкина  на пути из Новомиргорода на Малую Виску уничтожили 10 автомашин с пехотой. 8  штурмовиков 611-го  ШАП ( ведущий – начальник  воздушно-стрелковой  службы  полка  капитан  М.П.Ступак ) на дороге из Арсениевки в Надлак уничтожили 20  автомашин и вызвали несколько очагов пожаров. 15 бомбардировщиков Пе-2 82-го  гв. БАП (ведущий -- командир полка гв.майор С.П.Тюриков) в районе западнее Товмача  разбомбили группу из 25 танков и 60 автомашин. Группа "петляковых” 80-го ГБАП  под командованием командира полка гвардии майора И.К.Семенова, действуя в  сложных метеоусловиях без истребительного прикрытия, в районе Городища  уничтожила 15 автомашин с войсками и грузами. 
Одновременно с наземными войсками активизировала действия немецкая авиация. Воздушные бои  приобрели   наиболее  напряженный  за  все  время  операции  характер. В условиях плохой погоды немецкие истребители IV/JG 51 и III/JG 52, а  также их венгерские коллеги, главным видом боевой деятельности избрали метод  непрерывного патрулирования над районом боевых действий. Патрулирование осуществлялось группами по 2-4 Ме-109. Вылеты  осуществлялись  с  небольшим  интервалом, благодаря чему в воздухе могло находиться до 16  истребителей одновременно. В зависимости от воздушной ситуации они могли выполнить функции  разведчиков, «охотников», прийти на помощь бомбардировщикам или другой группе истребителей. Пилоты «фокке-вульфов» из II/JG 54, II/SG 77, I/SG 10 охотились главным образом за советскими штурмовиками, предпочитая неожиданные атаки на малой высоте, короткий залп и стремительный  уход на повышенной скорости независимо от результатов атаки. Правда следует  отметить, что в этой тактике никоим образом нельзя усматривать проявление трусости. Просто так легче было сбивать, оставаясь при этом неуязвимым. То, что советские штурмовики в этом случае не отказывались от атаки наземных войск, пилотов  Люфтваффе интересовало мало. В случае же необходимости  немецкие эксперты могли вполне профессионально дать бой и достаточно опытным  советским истребителям. Вылеты осуществлялись на малых высотах (600-1200  м) и требовали от немецких  истребителей повышенного внимания в условиях ограниченной видимости. Воздушные стычки часто возникали неожиданно для обеих сторон и проходили с  переменным успехом. Во время одного из таких вылетов 1.02 в бою с двумя Як-9 был  сбит самолет венгерского асса Д.Дебродя. Он вместе с поручиком Миклошем Кеньерешем вылетел на патрулирование. Неожиданно из облаков появились два  "яка”. В короткой стычке самолет Дебродя и оба советских самолета получили по несколько  пушечных и пулеметных попаданий. Венгерский пилот совершил вынужденную  посадку на советской территории, но был вывезен Кеньерешем к своим. Тем не менее 3  дня спустя сам Кеньереш -– лучший к тому времени венгерский истребитель (19  воздушных побед) – сам был сбит в подобной ситуации и попал в плен . 
Немецкие бомбардировщики в этот период перешли к массированным действиям по  боевым порядкам советских войск. Чаще всего группы состояли из 8-20 самолетов Ju-87, Ju-88 или He-111. В отдельных случаях наряд бомбардировщиков достигал 70-ти  самолетов. Вылеты осуществлялись как с истребительным прикрытием, так и без него. Главной целью бомбардировки были боевые порядки советских войск в районах Шполы, Лебедина, Василькова, Скотарева  и  Искренного.  В условиях плохой погоды, ограниченной активности советских истребителей и слабой насыщенности боевых  порядков советских войск зенитными средствами немецкие бомбардировщики получили возможность выполнять по 2-3 захода на цель, плотнее  "обрабатывая”  советские позиции. В случае же если в воздухе появлялись советские истребители, бомбардировщики снова переходили на бомбардировку с одного захода. Причем в  этом случае даже Ju-87, рассчитанные на точечный удар, часто сбрасывали бомбы с горизонтального  полета, а иногда  вообще вываливали их залпом по площади, что снижало эффект удара. Тем не менее  немецким войскам на внешнем кольце окружения удалось продвинуться на 5 км  вперед и захватить село Крымки. Положение 53-й А стало критическим. Командование  фронта потребовало от 5-й ВА более активных действий.
Отражая атаки немецкой авиации 1.02.44 советские  пилоты заявили о большом  количестве сбитых немецких  самолетов. 6 истребителей 69-го гвардейского авиаполка  (ведущий – гв.капитан И.М.Рыбкин) в районе Шпола-Лебедин перехватили до 20  штурмовиков FW-190 и сбили 5 из них. По одному самолету сбили командир группы, В.И.Беляев, П.Н.Антонов, Ф.И.Шикунов, В.И.Чиж. 
20 Р-39 438-го ИАП (ведущий --капитан А.Л.Кожевников) вылетели на штурмовку аэродрома противника в районе  Ярославки. В районе Журавок советские истребители перехватили группу из 20-ти  FW-190 и 4 Ме-109. В ходе воздушного боя советские пилоты сбили, по советским данным, 1 Ме-109 и 3 «фокке-вульфа» (по одному самолёту – А.Л.Кожевников, И.А.Аскирко, А.П.Медведев, В.В.Соколов ). На выходе из боя 2 FW-190 неожиданной атакой сбили «кобру» мл.лейтенанта Ерофеева, который погиб. 
Около 9.00 6 «яков» 183-го ИАП под командованием старшего лейтенанта  П.Н.Паровина перехватили до 60 Ju-87, которых прикрывали  2 FW-190. "Яки” сбили 1  пикировщик, но немцы продолжали лететь в сторону советских  войск. В это же время на подлете к району боя находились еще 6 Як-1 того же полка под командой   лейтенанта Проскурина. Командир дивизии  подполковник Тараненко спешно перенацелил эту группу самолетов на немецкие пикировщики. Общими усилиями  советские пилоты разрушили боевой порядок бомбардировщиков и заставили немцев  отказаться от атаки, сбив при этом 9 немецких самолетов. По 2 самолета записали на  свой боевой счет старший лейтенант П.Н.Паровин, лейтенант А.И.Проскурин, младший  лейтенант  А.А.Єгоров.  В тот же день в 15.10-16.45 6  Ла-5 старшего лейтенанта Кононенко из состава 302-й ИАД 4-го  ИАК сопровождали девятку Пе-2, которые  должны  были  бомбить  лес  в  районе  Товмач-Липянка. На  подлете  к цели  советской  истребители  заметили  ниже  себя  3  девятки  Ju-87. Капитан  Чалый  сразу  атаковал  головной  "юнкерс”, но  сбить  его  не  смог.  За  ним  немецкие  бомбардировщики  атаковали  все советские  истребители. Тем  временем  Пе-2  бомбардировали  лес  восточнее  Товмача, где  были  расположены  немецкие  войска и, видимо, небезуспешно, поскольку немцы вызвали поддержку. В район  боя  подошли   до  12-ти  Ме-109. Кононенко  прекратил  бой  с  пикировщиками  и повёл  свою  шестерку  на  вражеские  истребители. Ла-5  отразили  все  атаки  "мессершмиттов”. Кононенко совместно  с  младшим лейтенантом Ревенко сбили Ме-109, который упал в 3-х км восточнее  Товмача. Советские бомбардировщики и истребители потерь не имели. Активные действия советской авиации  позволили 75-му  стрелковому  корпусу  существенно  продвинуться  вперед, почти  не  встречая  сопротивления.
1.02.44  выдался  напряжённым и для  немецкой  авиации. В  ожесточённых  схватках  немецким  истребителям  было  засчитано  14  сбитых  советских  самолётов. В  том  числе  9  Ла-5  на  счету  у  пилотов  III/JG 52. Ла-5, Як-9  и  Пе-2  записала  себе  в  актив   IV/JG 51  и  ещё  2  Ла-5 – II/SG 10.  
 2.02.44 немцы начали новую атаку в направления Искренного. К этому времени у  советских войск не осталось резервов. Бездорожье усложнило передвижение  артиллерии и танков, подвоз необходимых материалов. Командование фронта  приказало 1-му ШАК поддержать 5-ю гв. ТА. С 8.20 без предварительной разведки  штурмовики начали удары по немецким войскам. Пилоты корпуса выполнили до 127  вылетов на штурмовку. Было уничтожено 6 танков, 43 автомашины, вызвано до 8 пожаров. 8 "илов” 667-го ШАП (ведущий -- командир  эскадрильи  капитан  Г.Т.Красота ) нанесли удар по колонне танков и автомашин в районе с.Кириловка. В  результате было уничтожено 3 танка и 1  автомашина, а младший лейтенант  И.Х.Михайличенко сбил немецкий самолет.  Другая восьмерка Ил-2, которой  командовал капитан Б.В.Лопатин, в районе Завадовки уничтожила 6 автомашин, подавила огонь зенитной батареи немцев. В воздушном бою стрелки сбили 1  вражеский истребитель. Группа Ил-2 командира эскадрильи капитана  С.Д.Пошивальникова (800-й ШАП ) на окраине с.Петропавловка уничтожила 6  немецких автомашин. Одновременно 1-й ШАК не прекращал попыток выправить  положение на участке 53-й  А. Группы штурмовиков, возглавляемые ведущими  пилотами корпуса – Одинцовим, Бегельдиновим, Александровым, Красотой, Джинчарадзе, Нестеренко – непрерывно действовали над полем боя, помогая пехоте и  артиллеристам.
 В этот же день отдал отдельный приказ по борьбе с  танками и командующий 1-м  Украинским фронтом Н.Ф.Ватутин. Выполняя его 3.02 группы штурмовиков 264-й ШАД ( ком.-- полковник  Е.В.Клобуков), 227-й  ШАД и 291-й ШАД атаковали  немецкие танки под Гайсином и Христиновкой. В ходе борьбы с немецкой  транспортной авиацией штурмовики 10-го ШАК и 264-й ШАД 2-й ВА,1-го ШАК 5-й ВА нанесли  удар  по  аэродромам  и  посадочным  площадкам  Умань, Корсунь-Шевченковский, Завадовка, Деренковец, повредив до 80 транспортных самолетов. Истребители обоих воздушных армий за период с  29.01 по 3.02 провели 120  воздушных боев и объявили об уничтожении 130 немецких самолетов (102 воздушных  боя и 94 сбитых самолета – на счету истребителей 5-й ВА, остальные – 2-й ВА). Не  менее  внушительно  выглядели  и  немецкие  данные  о  советских  потерях.  По  сведениям  немецких  штабов  было  сбито  не  менее  69  советских  самолётов. В  том  числе :  43  ЛаГГ или Ла-5, 16  Ил-2, 8 «яков», 1 Р-5  и   1  «аэрокобра». С 3.02 атаки немцев из районов западнее и северо-западнее Звенигородки усилились. В  этот день Ставка Верховного Главнокомандования решила «упорядочить» действия  авиации. Был издан соответствующий приказ, согласно которому 5-ая  ВА теперь  поддерживала советские войска на внутреннем фронте окружения, а части  2-й ВА  занимались воздушной блокадой окруженной группировки и поддержкой 1-го  Украинского фронта, который действовал на внешнем кольце. Координировал  действия воздушных армий представитель ставки генерал Худяков Г.А. Однако в  условиях крайне неустойчивой погоды и абсолютно непредсказуемого характера  действий авиации говорить о каком-либо  "разделении  труда”  было нереально. Вследствие этого самолеты 5-й ВА продолжали появляться на внешнем фронте  окружения, а пилоты 2-й  ВА –- «охотиться» над кольцом.

                                                                                                                       Период ликвидации окруженной группировки 
Категория: История | Добавил: ВПК (09.09.2011)
Просмотров: 2090 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Друзья сайта
Сайт любителей классических авто
Автоветеран - сайт автомотостарины
Автоветеран - сайт автомотостарины
Сайт любителей классических авто
Новости

Новые Статьи

новости
новости
Фотоальбом
новости
новости
новости
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Неподражаемо
3. Хорошо
4. Неплохо
5. Нормально
Всего ответов: 75

Copyright MyCorp © 2020Создать бесплатный сайт с uCoz